ПСРМ

17 июля 2014

И. Додон: «Всё по-прежнему в наших руках. Главное – их не опускать»

Недавно молдавский парламент ратифицировал Соглашение об ассоциации с ЕС, подписанное несколькими днями ранее. О том, что несёт это подписание Молдове, мы поговорили с председателем Партии социалистов РМ Игорем Додоном. 

– Игорь Николаевич, в последние дни вы несколько раз вспоминали события в постсоветской истории Молдовы, которые несли отчётливо негативные последствия для страны – конфликт на Днестре, провал плана Козака. Подобной «точкой бифуркации» названа вами и ратификация Соглашения об ассоциации с ЕС. Следует ли считать её также некой точкой невозврата?

– Категорически – нет. Я знаю, что сегодня этот вопрос волнует многих, люди звонят мне лично, подходят на улице. И конечно же, нынешняя молдавская власть очень бы хотела убедить общество, что процесс евроинтеграции вошёл в необратимую фазу.

Партия социалистов со всей ответственностью заявляет: это не так.

Текст Соглашения об ассоциации в статье 460 чётко прописывает процедуру денонсации. Она запускается путём простого уведомления, поданного за шесть месяцев до момента расторжения Соглашения. При этом документ не предусматривает абсолютно никаких санкций в отношении стороны, инициировавшей денонсацию.

Предположим, что после грядущих парламентских выборов в стране появляется другая власть. Скажем, если первого февраля 2015 года новое парламентское большинство отправит в Брюссель официальное письмо о денонсации Соглашения, то автоматически первого июля Соглашение считается расторгнутым, а все обязательства сторон – аннулированными.

  – Что же будет с международной репутацией страны, меняющей решения, как ветреная барышня – кавалеров?

– Полагаю, гораздо более серьёзные репутационные потери для страны заключаются в том, что Соглашение об ассоциации с Европейским союзом было подписано и ратифицировано с грубым нарушением Конституции РМ. Совершенно недопустимо, когда кучка политиков самостоятельно решает такие принципиальные для судьбы страны вопросы, как определение внешнего геополитического вектора. Мандат на подобное решение может дать только весь народ Молдовы – на референдуме. Поэтому, когда мы всё же начнём денонсировать Соглашение, то просто вернём процесс в русло национальных интересов. Разумеется, предварительно проведя по этому вопросу плебисцит. И у меня нет никаких сомнений, что подавляющее большинство граждан Молдовы выскажется за присоединение к Таможенному союзу.

 – Создаётся впечатление, что в последнем не сомневается сама «проевропейская» власть…

– Не только не сомневается, но и смертельно боится подобного референдума, его результатов. Именно поэтому власть так спешила подписать Соглашение, поэтому же в марте нынешнего года законодательно запретила проведение любых референдумов в отдельных районах республики. Между тем, в рамках только одной акции ПСРМ, мы, начиная с апреля, собрали по всей республике более миллиона подписей за Таможенный союз…

Наши политики принимают важные решения, демонстративно заткнув уши, не желая слышать мнение граждан страны.

Проблема в том, что Лянкэ, Плахотнюку, Филату по большому счёту всё равно – они давно обзавелись «запасными аэродромами», куда, если что-то пойдёт не так в Молдове, «приземлятся» вместе со своими семьями. А что делать простым молдаванам, которые столкнутся (а это произойдёт уже в ближайшие месяцы) с последствиями поспешной и бездумной «евроинтеграции»?

  – Всё же насколько бездумной?

– Настолько, что процесс, запущенный с подписанием Договора об ассоциации с Европейским союзом, если его вовремя не остановить, с большой долей вероятности приведёт к исчезновению молдавской государственности.

Вот посмотрите. В 2006 году в Приднестровье проходит референдум, на котором 95-97 процентов населения высказывается за восточный вектор, максимально тесные отношения с Россией. В феврале нынешнего года в Гагаузии проходит аналогичный плебисцит по тем же вопросам и ровно с таким же результатом. А ведь без этих двух регионов о единой Молдове говорить не приходится. Кроме того, все опросы, проводимые ПСРМ на юге, севере и даже в центральных районах республики, говорят, что большинство граждан страны лучшее будущее для Молдовы видят в Таможенном союзе. А власть на этом фоне продолжает нас упорно «вести в Европу». Всё это вполне может кончиться тем, что несогласные регионы де-факто начнут выходить из подчинения центральной власти, а вся «евроинтеграция» сведётся к присоединению нескольких центральных районов Молдовы к Румынии.

Это, конечно, очень мрачный сценарий, но реализацию на практике чего-то подобного мы сегодня наблюдаем на Украине. И началось там всё с того, что Янукович, метавшийся между Востоком и Западом, не захотел узнать мнение украинского народа на референдуме…

Так вот, если мы намерены сохранить Молдову единой и независимой, сделать это сегодня можно только в рамках федеративного устройства и – что очень важно – в рамках интеграционных процессов, идущих сейчас на пространстве СНГ.

 – А если взглянуть на более «повседневные» плюсы и минусы для Молдовы от двух интеграционных векторов?

– Перед нами два проекта – ЕврАзЭС и Европейский союз. В вопросе выбора между ними для Молдовы есть две составляющие – политическая и экономическая.

Напомню, что в Евросоюзе сегодня у небольших стран фактически отсутствует право голоса. Просто потому, что при принятии решений количество голосов страны зависит от размера её населения. Скажем, Франции, Германии, Великобритании предоставлено по 29 голосов. В то же время такие страны как Словения, Эстония, Кипр, Люксембург могут выразить своё мнение по какому-либо вопросу только тремя-четырьмя голосами каждая. А решения в ЕС принимаются простым большинством. Кто станет слушать Молдову, если она вдруг (что, конечно, абсолютно невероятно в обозримой перспективе) станет членом Евросоюза, если практически ничего не решает голос гораздо более крупной Болгарии?

Совсем по-иному это устроено в Евразийском экономическом союзе. Помимо того, что все решения там принимаются только при единогласной поддержке всех членом, так ещё и голос у каждой страны – один. И у России со 150-миллионным населением, и (если она туда вступит) у Молдовы с населением в три с половиной миллиона – совершенно равные по силе и значимости голоса.

Нам навязчиво преподносят Европейский союз как образец истинной демократии, хотя на деле оказывается, что ЕврАзЭС изначально задуман как структура гораздо более демократическая.

И ещё один весьма существенный момент. Члены Евразийского экономического союза вовлечены в совместное решение только экономических и социальных вопросов. В то время как в ЕС охватывается ещё оборона, внешняя политика. Сегодня Молдова подписала с Европейским союзом всего лишь ассоциацию, но уже взяла на себя обязательства – закреплённые в документе – по потенциальному участию в совместных со странами-членами ЕС военных действиях. Молдавские евроинтеграторы об этом «нюансе» скромно умалчивают. Хотя всё это полностью противоречит прописанному в Конституции нейтральному статусу РМ. И, к слову, уже в этом смысле подписанное Соглашение – незаконно…

  – А экономическая составляющая?

– Ей в трёхтомном тексте Соглашения отведена львиная доля, и здесь тоже есть очень интересные моменты для сравнения.

Опять-таки часто утверждается, что в ЕС лучшие условия для ведения бизнеса, меньше коррупции, препон для предпринимателей. Я же просто беру в руки соответствующую статистику за последние два-три года в Европейском и Таможенном союзах.

Оказывается, что в ТС темпы роста ВВП в среднем в три раза выше, чем в ЕС. Нынешний уровень безработицы в ЕС – 10%. В то время как в Белоруссии этот показатель составляет 0,5%, в Казахстане – 5,2%, в России – 5,5%. Скажем, динамика увеличения ВВП на душу населения в последние три года составляет: в Таможенном союзе – 14%, в ЕС – 6%, в США – 7,2%…

По условиям, благоприятствующим ведению предпринимательской деятельности, например, Белоруссия в последние пять лет продвинулась гораздо дальше, чем наша Молдова, в которую Европой уже вложены сотни миллионов долларов…

Далее. На сегодняшний день более 80 процентов основной молдавской продукции, дающей добавленную стоимость, экспортируется в страны Таможенного союза. В то же время в ЕС мы экспортируем главным образом текстиль и товары, производимые за счёт экспорта сырья. Конечно, в нынешних условиях это тоже имеет значение, поскольку создаётся определённое количество новых рабочих мест. Однако добавленной стоимости национальной экономике такие производства практически не дают, а значит, и не стимулируют её развитие в долгосрочной перспективе.

С другой стороны, только в прошлом году Молдова экспортировала в страны Таможенного союза 150 тысяч тонн яблок, около 30 тысяч тонн слив, 45 тысяч тонн винограда в свежем виде. Чтобы было понятно: цифры экспорта, скажем, свежего винограда для страны означают, что были посажены виноградники, наняты рабочие для их обслуживания и запущена дальнейшая «цепная реакция» производства и услуг – переработка, транспортировка, реализация. Что дало добавленную стоимость сразу нескольким отраслям молдавской экономики. В этом и заключается принципиальная разница между экспортом в ЕС и ТС.

Здесь же не могу не упомянуть те 557 тысяч молдаван, которые сегодня работают в России. Впрочем, это официальная цифра, реальная – не меньше 750 тысяч. В прошлом году все эти люди перечислили на родину 1,2 миллиарда долларов. И это почти 70 процентов всех денег, отправленных в 2013 году нашими соотечественниками, работающими за рубежом. Кроме того, означенные 1,2 миллиарда долларов из России – это в шесть раз больше всех иностранных инвестиций, пришедших в республику в прошлом году. Также эта цифра примерно соответствует объёму кредитов и грантов, предоставленных Молдове за последние пять лет.

Ну и конечно же, энергоресусы. Члены ТС покупют газ по цене в 200 доллров, а Молдова сегодня – по 400 долларов. А, как известно, цена на энергоносители влияет не только на тарифы, но и на себестоимость выпускаемой продукции.

  – Что республика теряет и что приобретает, подписав Соглашение об ассоциации?

– Буквально на днях премьер Лянкэ пытался убедить меня, что «всё будет с Россией хорошо», поскольку РФ, согласно международным нормам, не может вводить для Молдовы какие-то ограничения.

Вынужден напомнить господину Лянкэ, а заодно и читателям «Социалистов», что существует, например, договор о Зоне свободной торговли в рамках СНГ, подписанный в 2010 году Владом Филатом. В договоре чёрным по белому сказано, что члены ТС, в случае если какая-то из стран СНГ подписывает соглашение о ЗСТ с третьими странами, могут применять в целях защиты своих рынков тарифные и нетарифные ограничительные меры. Предположим, эти меры будут предприняты в отношении Молдовы – что же нам предлагает Европа взамен?

Внимательно читаем текст Соглашения об ассоциации с ЕС: рынок Молдовы после ассоциации открывается для большинства европейских товаров. В то же время для молдавской продукции на европейском рынке устанавливаются жёсткие квоты, оговаривая, какой объём и каких товаров мы может туда экспортировать без таможенных пошлин.

Вот, например, мы можем экспортировать в ЕС 40 тысяч тонн яблок в год. В 2013-ом ещё без всяких ассоциаций Молдова отправила на экспорт в Европу всего три тысячи тонн яблок – на них там попросту нет спроса… А теперь представьте, что наши яблоки не станет брать ещё и Россия – только на этом Молдова может потерять 50 тысяч рабочих мест, причём уже нынешней осенью.

Добавлю, что в ЕС производителям сельскохозяйственной продукции идут субсидии от государства – в одном евро себестоимости продукта заложено 40 центов государственных дотаций. В Молдове таких субсидий предусмотрено всего два бана на один лей…

Таким образом, с учётом субсидий, килограмм курятины, произведённой в Европе, будет стоить на молдавском рынке около 15 леев. В то же время у отечественного производителя мяса птицы только себестоимость – 25 леев. Я был просто потрясён, когда ушедший на днях в отставку министр экономики Лазэр на предостережения о подобной ситуации ответил: если импортный товар настолько дешевле, почему бы нам не ограничиться только им… А кто тогда будет в стране работать, платить налоги, содержать пенсионеров?

Возвращаемся к тексту Соглашения. Видим длинный-предлинный список марок итальянского, французского, испанского вина, которые после подписания ассоциации «защищены» на молдавском рынке. А знаете, сколько марок молдавского вина отныне может присутствовать на рынке Европы? Две…

  – Где же реакция молдавских экономических агентов?

– Экономические агенты запуганы нынешней молдавской властью, которая уже не раз доказала свою склонность действовать максимально жёсткими, репрессивными мерами. В её руках есть все необходимые для этого рычаги – от прокуратуры до налоговых служб. Я знаю десятки средних и даже крупных отечественных предпринимателей, которые в таких условиях попросту закрыли здесь бизнес и уехали из страны…

Специалисты ПСРМ весьма подробно изучили все экономические детали Соглашения и были вынуждены прийти к неутешительному выводу. Это подписание прошло под нажимом исключительно в геополитических интересах Брюсселя и Вашингтона. Западу было нужно любым путём «застолбить» эту территорию до парламентских выборов, после которых расклад политических сил в Молдове может кардинальным образом поменяться. И понятно, никто не думал принимать во внимание истинные интересы и чаянья рядовых молдаван.

  – Игорь Николаевич, простой вопрос: что в такой ситуации делать дальше?

– Побеждать на грядущих парламентских выборах.

Результаты всех последних социологических опросов говорят о том, что электоральные настроения в молдавском обществе ныне благоволят силам, которые потенциально способны создать в новом парламенте мощную левоцентристскую коалицию. Которая, в свою очередь, сможет не только денонсировать Соглашение об ассоциации с ЕС, но предоставить реальную власть убеждённым государственникам, молдовенистам – людям, которые хотят видеть страну единой, самостоятельной и процветающей.

Разумеется, ПСРМ готова сотрудничать со всеми здоровыми силами, разделяющими ценности социалистов: молдавскую государственность и идентичность, стремление в Таможенный союз, православные ценности, ориентацию на решение в первую очередь социально-экономических проблем страны и, конечно, курс на федерализацию Молдовы.

А ещё в контексте вашего «Что делать?», хочу обратиться ко всем нашим сторонникам и просто здравомыслящим людям: не стоит опускать руки. Что бы ни пытались показать наши «евроинтеграторы», пока ещё все процессы – обратимы. И всё – в наших руках.

Григорий ДРУЖИНИН